RSS
 

Posts Tagged ‘сатира’

СУЧОНОК

23 Окт

viski-hajlend-park14Многие неурядицы в жизни Феди объяснялись очень просто – вовремя не опохмелялся. Да, да, да! Именно так! Бухал Федя. И как всякий студент, так сказать, – денег почти не имел. Поэтому лил в себя всякое дешёвое пойло. Это сейчас так, думал он, а завтра, гляди – что-нибудь дороже попадётся, если богу будет угодно, коньяк там, или виски (Федя был верующим студентом, но в меру, без фанатизма).
Вообще, этот Федя был круглый дурак, но каким-то образом попал в институт по направлению. Поэтому ему исправно платили стипендию, хоть и мало, от работающего где-то на Урале предприятия (как говорится, дуракам везёт), но Федя никогда ничего не учил. Списывал всегда нагло и бессовестно. Природная лень преобладала в нём, но имелась смекалка. Тут, главное, умнее всех себя суметь обозначить. А Федя умел.
Преподаватели никак не могли его уличить в списывании, и ставили тройки, потому что ответ на билет он знал, а на дополнительные вопросы ответить не мог. Получал тройки до тех пор, пока не попал на Семёна Семёновича, преподавателя термодинамики. Именно – попал!
Короче говоря, Федя шёл на сдачу зачёта в четвёртый раз.
Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поёт, девочки… это было вчера, к слову. А сегодня – он ненавидел термодинамику. А термодинамика ненавидела Федю. Семён Семёнович в свою очередь, как раз наоборот, любил свой предмет. А ещё он любил виски. Чуть-чуть так, без злоупотребления.
А на улице, значится, жара, у Феди, естественно, бодун… И хотел Федя выпить пива, да денег не хватило. Даже на сигареты. И выпил он минеральной воды.
Вчерашний остаток смешался с газами и дал, видимо,  брожение. Федя захмелел. И, так сказать, нежданно-негаданно опохмелился заодно. В любом минусе есть свой плюс, подумал Федя.
Вдруг он вспомнил последние слова Семёна Семёновича:
- Вы списали, студент, я уверен, раз не отвечаете даже на элементарные вопросы по теме билета. Жаль, я не смог вас поймать за руку при списывании.
Уже в коридоре института Федя почувствовал некое волнение, такое с ним бывало всегда. Правда, через некоторое мгновение страх вдруг исчезал.
Так произошло и сейчас. Федя взбодрился, отрыгнул голодной отрыжкой и, стуча в дверь кабинета преподавателя, почувствовал некую приятную лёгкость во всём теле: всё обойдётся, то есть. Это он – знал. Однако не знал предмета. И в ближайшее будущее не заглядывал.
- Войдите!
Федя открыл дверь.
- Ага! Фёдор Сурков! – как обычно, засуетился Семён Семёнович, снимая очки. Лет шестидесяти – этот мужчина имел маленькое брюшко, которое, казалось, мешало ему в его вечной суетливости. – Мне срочно надо идти, мой дорогой, вернусь часа через два, поэтому сидеть с тобой некогда. Но ты проходи, не стой, присаживайся за стол.
Федя сел.
- Нет, постой! Встань.
Федя встал.
- Извини, я тебя обыщу на предмет шпаргалок. И сотовый твой заберу, и свой ноутбук со стола. На всякий случай. Чтобы интернетом не смог воспользоваться.
Глубоко вздохнув, Федя поднял руки. Семён Семёнович выудил все шпаргалки с карман. Сотовый телефон Федя отдал ему сам.
- Так-то лучше, мой дорогой. Напишешь ответы на вопросы билета – останешься в институте, – и спрятал шпаргалки в сейф. – Ключ от сейфа я тоже заберу, – улыбнулся Семён Семёнович.
Вздохнув ещё раз, Федя обдал Семён Семёновича перегаром.
- Ого, студент! Вы пили. Ну, да ладно. Дам один совет вам перед уходом: существует что-то, с чем стоило бы вам бороться. Вы понимаете, о чём я?
Федя промолчал.
- Всё вы понимаете. Молчание знак согласия, я буду надеяться. – И вышел из кабинета, закрыв дверь на ключ.
Оглядевшись, Федя взял шариковую ручку в левую руку – он был левша. А левши все – не от мира сего…
Однако вернулся Семён Семёнович часа через четыре. Перед Федей был исписанный листок бумаги с ответами на вопросы, причем правильными и подробными. И разило от него уже не перегаром, а виски, как показалось Семёну Семёновичу. Но он не придал этому значения, ибо сам только что употребил грамм сто.
Семён Семёнович устало сел на стул, прочитал ответы. Затем спросил:
- Федя, скажи, как ты это сделал, честно скажи, и я поставлю тебе не тройку, а четвёртку… Такой талант должен и дальше учиться в нашем институте…
Тут надо заметить, что, как говорят зоологи, признак разума, как у человека, так и у животного, – это умение врать.
…Федя не соврал. Он, молча, показал на черный телефонный аппарат фирмы «Panasonic», стоящий на столе преподавателя.
Семён Семёнович,  так же молча, поставил в зачетке “хор”… Вернул сотовый телефон обратно.
- Спасибо, Семён Семёнович! – Фёдор был само благородство. – Я пойду?
- Иди, Федя…
Когда Фёдор Сурков покинул кабинет, Семён Семёнович поднялся, подошёл к шкафу, где была припрятана запечатанная бутылка редкого и дорогого виски.
…Он нашёл её не сразу. Пустая бутылка «Orcadian Vintage» урожая 1970 года стояла возле корзины для бумаг…
По истечении часа, а может быть и двух часов (история этот промежуток времени умалчивает) Семён Семёнович рассмеялся. Ему было действительно смешно, а виски жалко. Как-никак – 2000 евро! Подарок благодарного студента.
И он выругался:
- Вот же сучонок!

25 мая 2012 год.

 

ГДЕ ЗАРЫТА СОБАКА?

26 Сен

9be56bcfb0e5c2405219165267ecee38_i-78Если в обществе главной ценностью является личность, то самоуправление должно доминировать над управлением. Такое общество обязано быть демократичным. Это, конечно, фантастика, или утопия. Если же на первом месте находится социум, то общество трансформируется, либо в тоталитарное управление, либо в диктатуру. А значит, образ жизни каждому из нас будет предписан: это делать можно, а этого делать нельзя – не митингуй, не сопротивляйся, не кури, не критикуй, знай своё место, даже если оно возле помойки, просто – будь… Жизнь – бесценна, условия жизни в цене. Обычно такое общество (в лице СМИ) создаёт себе «царя» и олицетворяет его с каким-либо индивидом, наделяя всевозможными положительными характеристиками, которые на самом деле могут ему не соответствовать. И что важно: в него должны верить (ему должны верить), должны бояться (можно чуть-чуть), должны поклоняться и послушно исполнять волю, заявленную от его имени… Ничего не напоминает?.. Нет?..

На самом деле – нам навязчиво доказывают, и делают это с голубых экранов, что мы, россияне, живём в демократичной стране. Нет, конечно. По-русски – брехня, обычный вздор. Не верьте, не надо. Думающего человека перепрограммировать в робота сложно. Робота легко можно сломать.

После всего сказанного хочется спросить:

- Путин царь?

Кто-то ответит, нет.

Правильно: он президент, наделённый не только полномочиями президента, включающими «казнить-нельзя-помиловать», но и всевозможными выдуманными положительными характеристиками, нарисованными СМИ, для укрепления его падающего рейтинга. Вот где собака зарыта! Если копнуть…

 

СЦЕНЫ НАСИЛИЯ (навеяло после прошедших повторных выборов в Приморье)

18 Сен

путин и выборыСцена первая

Учёные-генетики утверждают, что более половины цепочек нашего ДНК не работают. Они называют эти неработающие участки мусором…

Однако природа, я думаю, в отличие от человека, мусорить не умеет. Это, чёрт побери, просто «спящие» участки. Однажды переключатель будет поставлен в положение «вкл», и они заработают. Тогда же, может быть, заработает на 100% и наш мозг, возможности которого мы используем пока лишь менее чем на 10%. И на Земле появится другое разумное существо, кардинально отличающееся от «Homo Sapiens».

Это существо и уничтожит человечество.

А пока всё остаётся так, как есть. Самоуничтожение. Этого тоже достаточно для массового истребления.  Каждый из нас видит, что творится. Лишь единицы понимают, что делается. В любом случае – никто не сопротивляется. Люди во всей своей массе одинаково безразличны – стоит попросить о помощи, – каждый из нас мёртв ещё с рождения. А то, что живые, – двигаются, ходят, разговаривают, занимаются сексом – лишь делают вид. Им жить не интересно. Жизнь – это сопротивление, как движение вперёд – идёшь и испытываешь дуновение ветра. Чем ярче жизнь – тем шквалистей ветер.

Себя я выделяю из массы – живая биомасса вредных привычек. Потому что вредные привычки помогают жить. А точней – выживать. Каждый день я двигаюсь в одном направлении – в магазин, в отдел спиртных напитков. Да так, что ветер свистит в ушах.

Стало быть, утро. Мой организм требует отравы.

Покупаю водку. Майкопскую. Самую дешёвую. Приходится, правда, ждать до одиннадцати дня, раньше – нельзя, не продадут. Употребление алкоголя государство контролирует во временных рамках. Когда начнётся тотальное контролирование, в том числе и количества выпитого – государство падёт. Такого контроля не только не выдержит сам человек, но и система надзора – выдохнется.

Желание, чтобы скорей это случилось, усиливается после выпитой бутылки. К этому моменту я читаю в интернете, что какой-то идиот из «Дома Думы» предлагает министру здравоохранения ввести «сухой закон». Вторая заметка, нахожу на той же странице новостей, говорит (читаю и её, а у самого всё горит внутри, то ли от возмущения, то ли от желания употребить ещё), что депутат от КПР, лидируя по предварительным данным «exit poll», неожиданно проигрывает на выборах представителю другой партии, правящей в России. Думаю, у нас не выборы, а скачки на ипподроме, всё происходит неожиданно и в последний момент. Букмекерским конторам стоит единый день голосования взять на заметку – глядишь, избиратель пойдет на участки отдавать голоса за ту или иную партию, как на спортивное мероприятие.

Иду и я. Но за второй бутылкой.

Острые ощущения дают больше кайфа, чем, скажем, любой наркотик или алкоголь. Возможно, эти ощущения лучше, чем секс. Поэтому пишу заметку в социальной сети, где зарегистрирован давно, и у меня несколько тысяч подписчиков, пишу типа: «Маразм крепчает! Не думаю, что с такой политикой “народное стадо” голосует «правильно» – не верится в это. Например, депутат от КПР неожиданно проигрывает, как становится ясно, своему конкуренту от «Ядра» во втором туре выборов в Приморском крае, лидируя на всём этапе голосования (по предварительным данным exit poll, кандидат от КПР набирает более 52% голосов). Утром следующего дня неудавшийся губернатор объявляет голодовку. Другой пример: депутат «Дома Думы», Василий Милованов от партии “Ядро” (в прошлом скандально известный критик гомосексуализма и педофилии), предлагает министру здравоохранения, Валентине Сквериковой, ввести… ввести – нет, не свой член в вагину “главврача” России (лучше бы он это сделал, как мужчина), а “сухой закон” на всей территории России… Механизм подтасовки выработан каким-то образом, как видно выше. Каким?.. А вот во втором случае хорошо заметно, у кого-то с памятью очень плохо. Наверно, многие позабыли, к чему привёл другой сухой закон в СССР. В такой ситуации создаётся впечатление, всё делается специально – что скорей всего, – чтобы никто из нас не смог даже “рыпнуться”, это похоже на удушение – именно такое удушение производит серийный убийца: смерть ради удовольствия. В нашем случае серийный убийца – власть в лице партии “Ядро”. А удовольствие для власть имущих – деньги (власть они уже получили), огромные деньги. Каким образом их отобрать у народа – значения не имеет, как показала денежная реформа, реформа равного брака и реформа продолжительности жизни – из всего можно получать прибыль. Что ж, продолжаем голосовать за “Ядро” – мы же мазохисты, для нас удовольствие – боль!»

Результат не заставляет себя ждать…

Вечер. Иду за третьей бутылкой. Шатает. Представляю, я медведь-шатун, выбрался из берлоги… Вдруг меня останавливают.

- Стоп, приехали, – слышу в свой адрес.

Арестовывают. Полиция показывает достойную работу. Или службу. Мне всё равно…

В 70-е и 80-е годы лозунг был: «Секс, наркотики, рок-н-ролл». Жизнь меняется. Теперь: «Секс, спорт, драйв». Как видно, секс остаётся, рок-н-ролл умирает. Спорт и драйв – не моё. И я чувствую себя старым рок-н-ролльщиком на смертном одре, у которого вырывают из рук гитару – она мне в гробу не нужна, а в жопу вставляют барабанные палочки. Однако не видят, я не умер пока, живой. Хотя моё сознание затуманено, я, может, в ступоре.

Я возмущаюсь:

- У нас – свобода слова!

- Молчать!

Я затыкаюсь. Меня не слышно. Молчу.

Цепляют наручники, сажают в машину, увозят.

В отделении выписывают штраф. Выворачивают карманы, забирают деньги. И отпускают.

Это удивительно. Пока иду, думаю об этом.

Дома понимаю, взяли меня не за заметку в интернете, а за появление в нетрезвом виде в общественном месте. Пьяный, я ощущаю то, что не каждому трезвому дано. Я чувствую совесть. Мне стыдно. Оказывается, она у меня есть.

С этой мыслью засыпаю в кресле перед телевизором, где передают последние новости (краем сознания понимаю то, о чём говорят): США расширили санкции… Украина запретила въезд на свою территорию… в Сирии ВКС уничтожили… президент России побывал на свадьбе у… Я знаю, когда сплю, вот так, сидя, пускаю слюну и храплю…

…на мне футболка. Во сне понимаю, придётся стирать. После гладить. А жены нет. Я давно в разводе. Гладить я ненавижу, а придётся… Ммм… Ням… Чмок, чмок…

Сцена вторая

Меня обдирают, как липку, все, кому не лень! Видимо, я такой не один, нас много, как бы я себе не внушал, что отличаюсь от других.

Утро. Приходит газовик. Показывает удостоверение. Фотография как будто соответствует оригиналу. Запускаю его в квартиру. Он проверяет тягу, говорит, что тяга хорошая, осматривает газовую печь, говорит, что газовая печь новая. И добавляет:

- Двести рублей. Согласно договору.

Я уплачиваю. Он выписывает квитанцию. Уходит.

Надо что-то делать. Мне это не нравится.

Беда не приходит одна. На пороге сотрудник водоканала. Разъебай. По человеку сразу видно. Добро пожаловать!

Он проверяет счётчик воды. Говорит:

- Надо менять. Раз в четыре года. Время пришло.

- Угу…

- Такой ебаторий, – добавляет.

Он мне даже нравится. И мы с ним накатываем по рюмашке.

- Менять, так менять – меняйте! – говорю.

- Три тысячи рублей. Работа плюс новый водомер.

- Ладно, – соглашаюсь.

Пока он возится с трубой, я блюю на кухне – водка не пошла. А сантехнику, которого зовут Санёк, очень даже пошла. Халява же!

Потом он выписывает квитанцию, а я ею вытираю губы, чтобы не пачкать белоснежное полотенце.

- Ваше право, – говорит Санёк. И просит ещё: – Может, повторим?

Ему наливаю. Сам не пью.

Провожаю сантехника за порог, думаю, надо что-то делать.

Снова звонок в дверь. Электрик…

- Вы откуда? – спрашиваю. Вежливость проявляю.

- Электросети.

Запускаю контролёра в дом. Я уверен, что у меня всё в порядке. Он осматривает электросчётчик. Я рассматриваю гостя: это парень, заправский, дородный, крупный – ударит, сразу с копыт… Может, у него ума палата? Гы! Но он прерывает мои мысли, спрашивает:

- Где пломба?

- В зубе, – отвечаю.

- Не надо шутить, дядя.

Я всё понимаю. Шутить не стоит.

- Так ведь не было пломбы, – говорю. – Это ведь не зуб больной, – язвлю, – чтобы туда пломбу ставить?

- Заплатите штраф, – он не слышит меня. Выписывает квитанцию. Уходит.

Не, правда, надо что-то делать!

Иду в супермаркет. Ветер свистит в ушах. Быстро иду.

Покупаю хлеб, мясо, молоко, сахар, фрукты, мыло, стиральный порошок, водку. На кассе миловидная девушка, худоёбина эдакая.

- Две тысячи рублей, – говорит.

У неё калькулятор в компьютере, у меня – в голове.

- Не может быть, откуда? Пересчитайте, – говорю.

Она пересчитывает.

- Полторы тысячи, – говорит.

- Есть же разница? – спрашиваю.

Она улыбается, извиняется. Говорит:

- Ошиблась. Извините!

Человеческий фактор, я понимаю. Однако что-то слишком много ошибок совершается, я смотрю. И сегодня именно на мне.

Надо что-то делать!

Вечером приходят деньги на карту. Зарплата. Вижу, маловато будет. Да ещё и с задержкой на месяц.

Звоню старшему:

- Что так? – задаю вопрос.

- А мне как – видел?

- Не знаю, – говорю.

- Вот и не звони, и не задавай глупых вопросов!

Догадываюсь, что слишком много требую, но и от меня государство требует! Но в ответ ничего не говорю, думаю: надо что-то делать!

Что?..

С этой мыслью засыпаю.

Утро. Болят почки. Иду к врачу. Допился, алкаш!..

Терапевт принимает, на меня не смотрит. Быстро пишет в медицинской карте предыдущего пациента.  Меня игнорирует. Я отказываюсь от собственных принципов, протягиваю пятьсот рублей. На меня обращают внимания. Терапевт женщина. Короткая улыбка, ласковый взгляд, чувствую себя мужчиной – понимаю, болезнь не смертельная, буду жить.

А бесплатная медицина – та ещё дешёвка, как уличная девка.

Надо что-то делать!

Полдень. Жара. Выписанные лекарства действуют. Мне плохо! Видимо, алкоголь не совместим с таблетками. Иду, шатает. Только сегодня я не медведь-шатун.

- Ваши документы?

Менты! Опять…

- Я не ношу с собой документы. Почему я должен носить с собой паспорт, если я живу вот в этом доме, – протягиваю руку, чтобы объяснить, где мой дом.

- Пройдёмте, – говорят.

Я достаю сто рублей.

Хватит? – спрашиваю.

- Нас двое.

Достаю ещё сто рублей.

- Больше нет, – объясняю.

От меня отстают.

Надо что-то делать!

Поздний вечер. Смотрю футбол. Пью водку. Закусываю – таблетки спустил в унитаз. Игра нравится! Впервые за долгие годы наши футболисты научились играть. Может, пришло время, и в России жизнь наладится?

Влетает муха в комнату, достаёт своим присутствием, раздражает. Букашка! Сука! Жужжит над ухом, садится на лицо, губы, щекочет, лезет за шиворот футболки. Я отмахиваюсь от неё рукой, пытаюсь поймать – не получается. Бля!!! Надо что-то делать!

Беру старую газету, сворачиваю, левую руку обмазываю повидлом и, когда муха садится на сладкое, ебашу с размаху!

Мою руки, насухо вытираю полотенцем. Звонок в дверь…

Иду в кладовую, достаю охотничье ружьё, заряжаю. Но вовремя останавливаюсь…

Надо что-то делать! С самим собой.

Ружьё убираю, иду открывать дверь – сосед. Говорит:

- Телевизор сломался. Может быть, вместе футбол посмотрим?

- Да, заходи. Наши, кстати, выигрывают!

Сцена третья

Продолжение следует… Цветная революция в России.